06.08.2022 Экономика

Почему сближение с Китаем не помогло российской экономике

Китайско-американско-тайваньское обострение в связи с визитом Нэнси Пелоси может сыграть на руку России, которая пытается сделать Китай своим главным союзником в борьбе с западным миром. Прежде всего в экономике — только восточный сосед может помочь России пережить международную торговую изоляцию и санкции. Но насколько Китай готов это делать? Первые месяцы войны показывают: Китай помогает России политически, но вовсе не экономически, пишет The Bell.

Что происходит

Главной мировым событием и шоу недели стал все-таки состоявшийся визит спикера палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси на Тайвань. Конечно, никакую Третью мировую войну он не спровоцировал, самолет спикера сбивать никто не стал, а Пекин в качестве непосредственного ответа начал военные учения вокруг Тайваня, вышел из военного и климатического диалога с Вашингтоном и ввел против Пелоси санкции. Но последствия визита не стоит недооценивать: он выводит конфликт Китая с США на новый уровень и может ускорить и без того назревающие события, говорит старший исследователь Фонда Карнеги, китаист Александр Габуев. В худшем сценарии новый виток обострения может привести к тому, что Си Цзиньпин примет решение о насильственном возвращении Тайваня — оно потребует 5–10 лет подготовки, но очевидно, что она уже идет.

Обострение конфликта КНР с США и их союзниками неизбежно поспособствует укреплению российско-китайских отношений. Россия нужна будет Китаю и как источник энергоносителей по наземных машртрутам и передовых вооружений, и как квазисоюзник, говорит Габуев. Россия и Китай вряд ли будут заключать формальный военный союз, но то, что Россия создает и будет создавать проблемы для Запада и отвлекать внимание Европы, пока Китай будет заниматься Тайванем, выгодно Пекину, объясняет эксперт.

Для Владимира Путина такое развитие событий — большая удача. Начиная войну в Украине, он явно рассчитывал на поддержку Китая. За три недели до вторжения, 4 февраля, Путин встретился с Си Цзиньпином в Пекине перед открытием Олимпиады. По утверждению американской разведки, Си стал единственным мировым лидером, с которым Путин как минимум частично поделился своими планами — а китайский лидер якобы попросил отложить вторжение на период после завершения Олимпиады 20 февраля.

С политической поддержкой, хотя и осторожной, Си Цзиньпин не подвел — Пекин ни разу не выступил с осуждением вторжения, зато неоднократно осуждал политику НАТО и односторонние санкции против России. В середине июня Си Цзиньпин заявил, что полностью поддерживает Россию в вопросах ее суверенитета и безопасности.

От военной поддержки России Китай воздерживается. В середине марта США сообщили союзникам, что, по их данным, КНР в переговорах с Россией выразила готовность предоставить ей военную помощь (речь шла о поставках военной техники). Через несколько дней Джо Байден поговорил по телефону с Си Цзиньпином, потребовав от него этого не делать и предупредив о последствиях. Планировалась ли китайская поддержка в реальности, мы до сих пор не знаем, но за прошедшие с тех пор почти пять месяцев ни одна единица китайской техники на украинском театре военных действий не появилась.

С экономической поддержкой (о ее последствиях Байден в том разговоре также предупреждал Си) все далеко не так однозначно.

Китай спасает Россию от нефтяного эмбарго?

В январе 2022 года 54,5% российского экспорта нефти (а на него, в свою очередь, приходится до 80% нефтегазовых доходов бюджета) приходилось на страны ЕС. К июню, по данным МЭА, российский нефтяной экспорт в Европу упал на треть. К концу 2022 года, когда вступит в полную силу эмбарго ЕС, оставшиеся две трети тоже должны быть перенаправлены на другие рынки — и здесь Азии, где Китай является крупнейшим потребителем энергоносителей, альтернативы нет.

В марте, на пике неопределенности, казалось, что поворот на восток может и не сработать: крупные китайские компании отказывались брать российскую нефть, а Индия разрабатывала план наращивания закупок на Ближнем Востоке, если поставки Urals станут невозможными из-за санкций. Но уже к апрелю стало очевидно, что корысть победила страх — Китай и Индия при условии скидок на 25–30% оказались готовы резко нарастить закупки российской нефти. По данным отраслевого норвежского консалтинга Rystad Energy, продажи российской сырой нефти в Европу почти полностью компенсировали европейские потери.

Но роль Китая в этом повороте, как ни удивительно, минимальна. Чтобы удостовериться в этом, достаточно взглянуть на один график, опубликованный в последнем еженедельном обзоре российского нефтяного экспорта от Bloomberg (очень их рекомендуем). На картинке наглядно видно — почти весь рост российского морского экспорта нефти в Азию в 2022 году (+43% с конца января по конец июля) обеспечила Индия. В январе российские поставки в эту страну были околонулевыми (30 тысяч баррелей в сутки), а к июлю выросли почти в 25 раз, до 740 тысяч б/с. На пике, в середине мая, Россия поставляла в Индию 1,2 млн б/с — больше 11% от всей своей добычи нефти на тот момент.

Поставки в Китай, если сравнивать те же даты, не просто не выросли, а упали. В январе (Bloomberg приводит скользящую среднюю ежедневных отгрузок из российских портов в адрес разных стран-покупателей за четыре недели) Россия продавала в Китай 820 тысяч баррелей нефти в сутки. В июле — 740 тысяч б/c.

Эти цифры нельзя назвать исчерпывающими. Во-первых, в некоторые периоды во время войны российские поставки в Китай были больше, например в мае они составляли в среднем 1,2 млн б/с. Во-вторых, это только морские поставки — а Россия продает в Китай примерно столько же (880 тысяч б/с по итогам июня) по двум российским (ВСТО) и одному казахскому нефтепроводу, которые все лето работают на предельной мощности.

Но и с учетом этих поставок российская нефтяная торговля с Китаем почти не растет. Согласно китайской таможенной статистике, за первое полугодие 2022 года экспорт сырой нефти из России в Китай вырос всего на 4% (+1,6 млн тонн, до 41 млн), сказал The Bell директор экономического направления Института энергетики и финансов НИУ ВШЭ Марсель Салихов. «Это не так много, и не очень тянет на “спасение”. С точки зрения увеличения поставок нефти из России главным “спасителем” выступала все же Индия», — говорит Салихов. Отчасти это было связано с карантинными ограничениями и сокращением импорта нефти в целом, отчасти — с опасениями китайских компаний относительно вторичных санкций, объясняет эксперт.

За готовность наращивать закупки российской нефти в условиях санкций азиатские покупатели получают большие скидки. Но в последние два месяца они начали падать: если в марте российская нефть ESPO, поставляемая по ВСТО, на споте продавалась с дисконтом $20 к базовой ближневосточной марке Dubai, то сейчас контракты на осень заключаются по паритетной цене, сообщил в пятницу Reuters.

А что с газом?

Экспорт российского трубопроводного газа в Китай по единственному газопроводу на этом направлении — «Силе Сибири» растет намного более уверенно: в 2022 году он составит 16–17 млрд кубометров (+60–70% к уровню 2021 года), говорит Марсель Салихов. Но в абсолютных цифрах это не так много — в 10 раз меньше, чем довоенный объем продаж российского газа в Европу. Увеличение экспорта в Китай не связано с сокращением поставок газа в Европу, поясняет Салихов — это запланированный рост с выходом на плановые объемы 38 млрд кубометров к 2025 году.

Перенаправить в Китай газ, который раньше шел в Европу, технически не получится: «Сила Сибири» не связана с основными месторождениями «Газпрома», у газопровода отдельная ресурсная база — Чаяндинское и Ковыктинское месторождения, говорит Салихов. Прорывом могло бы стать заключение нового долгосрочного контракта на поставку газа и начала строительство «Силы Сибири-2», но об этом пока ничего не известно. Что касается российского СПГ, то в последние месяцы Китай не увеличивал, а сокращал его закупки.

Соблюдает ли Китай санкции?

Регулярная критика китайскими официальными лицами политики односторонних санкций и заявления главы китайского банковского регулятора Го Шуцина о том, что Китай не будет присоединяться к финансовым ограничениям против России, никак не мешает китайским банкам и компаниям соблюдать санкции и относиться к ним крайне щепетильно.

Крупные китайские госбанки уже на второй день после начала войны ограничили операции с Россией. Госкомпании отказались от проектов, предполагающих экспорт в Россию сложных технологических решений, в производстве которых участвуют европейские компании, например от участия в строительстве нефтехимического завода «Сибура» и поставки модулей для проекта «Арктик СПГ-2». Речь не только о промышленном высокотехнологичном оборудовании: резко сокращают поставки и производители потребительской электроники — Lenovo, Xiaomi и другие. «Пекин не трогает российские компании, попавшие под блокирующие санкции, он прекрасно чувствует американские красные линии. Китай адаптируется к санкционном режиму, и, что касается технологического импорта, предпочитает ничего не делать, чем рисковать», — говорит Александр Габуев из Фонда Карнеги.

Такие действия Китая согласуются с исторической практикой соблюдения страной санкций США против Северной Кореи, Ирана и даже против руководства входящего в состав Китая Гонконга, говорит аналитик консалтинговой компании Gavekal Dragonomics Се Яньмэй. Коммерческие связи с США, ЕС и их союзниками в Азии гораздо важнее, чем с Россией, констатирует Се Яньмэй. В 2021 году Китай экспортировал в Россию товаров на сумму около $68 млрд, а его экспорт в США и ЕС вместе взятые составляет более $1 трлн. Пекин не будет нарушать санкции против России из-за угрозы потерять доступ к рынкам в развитом мире, который объединился против Москвы, говорит эксперт.

Китай очень осторожно относится к санкциям, поскольку в цепочках добавленной стоимости и в китайской продукции очень много западных компонентов, а режим санкций постоянно совершенствуется, Пекин не очень понимает, что можно поставлять Москве, а что нельзя, чтобы не попасть под вторичные санкции, замечает Габуев.

Позже, когда импортозамещение в Китае продвинется и когда противостояние Пекина и Вашингтона выйдет на более фундаментальный уровень (куда оно похоже движется полным ходом), Китай вполне может придумать какие-то способы, как работать с Россией, как это было с Северной Кореей и Ираном, но это вопрос будущего, добавляет эксперт.

Идет ли юань на смену доллару?

В условиях, когда средства, хранящиеся в долларах и евро, могут быть в любой момент заморожены, юань стал естественной, хотя все еще экзотической альтернативой для расчетов и хеджирования рисков.

С начала марта из-за ограничений на операции с долларами и евро физические лица стали покупать юань для валютной диверсификации, писал ЦБ. Если в январе они проводили с китайской валютой только единичные сделки, то за три последующих месяца приобрели на бирже юани на общую сумму 27,3 млрд рублей.

С июня, когда были введены санкции против Национального расчетного депозитария (НРД) и заговорили о возможных санкциях против НКЦ, через который ведутся биржевые валютные торги, процесс девалютизации значительно ускорился. Если в январе—феврале дневной объем торгов парой юань-рубль на Мосбирже составлял обычно 1–2 млрд рублей в день, в июне — 17–25 млрд, то в последние недели этот показатель уже вырос до 50–70 млрд. В результат  ликвидность в этой паре уже оказалась достаточной для спекулятивной внутридневной торговли, говорил The Bell Михаил Родичкин, трейдер по валютным операциям, ИК «Ренессанс Капитал».

Банки также более активно предлагают депозиты в юанях: в начале марта таковых были единицы, а теперь их порядка 10–20, говорит старший директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Игорь Алексеев. Самые привлекательные ставки по 12-месячным вкладам в китайском валюте, по его оценке, находятся в диапазоне 1–2% годовых. Для сравнения: ставки по депозитам в долларах и евро сейчас находятся в диапазонах 0,01%–0,5%, отмечает Алексеев (и это без учета различных комиссий). Банки фиксируют рост интереса граждан к вкладам в юанях, писал недавно ТАСС.

Инструменты в юанях также могут стать источником финансирования для российских компаний. «Русал» 27 июля первым разместил на внутреннем рынке номинированные в китайской валюте облигации на 2 млрд юаней (17,6 млрд руб.). Расчеты по ним будут производиться именно в китайской валюте, а не в рублях, как планировалось. До этого российские компании выпускали подобные бумаги только на внешнем рынке. Размещение прошло крайне успешно: спрос превысил предложение в 2,5–3 раза, отмечали в БКС. «Русал» тут же объявил о сборе заявок еще на один аналогичный выпуск на 2 млрд руб. Успешное размещение может подтолкнуть и другие компании к размещению бондов в китайской валюте, отмечают в БКС.

Постепенно разворачивается к Китаю и биржевая инфраструктура. СПБ-биржа 20 июня в тестовом режиме открыла брокерам доступ на Гонконгскую биржу, а с июля брокеры начали открывать доступ частным инвесторам. Правда, будущее биржевых торгов китайскими бумагами зависит от того, запретит ли ЦБ покупку иностранных ценных бумаг неквалифицированным инвесторам. В своем последнем заявлении регулятор говорил, что готов рассмотреть возможность допуска «неквалов» к иностранным финансовым инструментам в случае отсутствия риска заморозки бумаг. Связан ли доступ на Гонконгскую биржу с инфраструктурными рисками, до конца точно не известно: СПБ биржа не сообщает, проходит ли цепочка через американский Bank of New York. Правда, еще в апреле площадка СПБ-биржа получила статус квалифицированного инвестора (QFII) в Китае. Это дает в будущем возможность получить доступ к китайскому рынку без риска блокировки активов.

Но особого интереса инвесторы к гонконгским акциям пока не проявляют: объем торгов по ним в июле на СПБ-бирже составил всего $20 млн (для сравнения, в январе общий объем сделок по иностранным ценным бумагам на площадке составил $29,6 млрд).

Что в итоге

Изменения в экономических отношениях России и Китая после войны лучше всего иллюстрирует динамика торговли между странами: экспорт из России в Китай в первом полугодии 2022 года вырос на 48% (прежде всего за счет энергоресурсов), а импорт из Китая в Россию (прежде всего электроника и продукция машиностроения) — всего на 2,1%. Цифры по военным месяцам еще нагляднее: в июне это рост на 80% и падение на 17% соответственно.

Экономически Россия и Китай взаимодополняют друг друга: Россия — большая бензо– и газоколонка с сельскохозяйственным экспортом и потребностью в технологиях, инвестициях и рынках, а структура экономики Китая зеркально обратная, говорит Габуев из Фонда Карнеги. Но в этих отношениях очевидна асимметрия: Китай намного сильнее, и будет становиться еще сильнее, а Россия как минимум топчется на месте, а в долгосрочной перспективе слабеет, продолжает он. Такой расклад обеспечивает Китаю доминирующее положение в паре. Судя по всему, в Кремле считают, что это не так важно: «если Китай — главный американский соперник, то усиливать Китай — это хорошо». Но у этой позиции есть очевидные риски: Пекин вскоре может начать диктовать свои условия вообще без оглядки на Россию, заключает Габуев.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии