05.03.2022 Экономика

Российский рынок пережил худшую неделю в истории. Что делать, когда торги возобновятся?

The Bell совместно с компанией Тинькофф Инвестиции подготовил прогнозный обзор состояния и перспектив российских финансового, фондового и товарного рынков.  Читайте и чешите в затылках.

Мало сомнений в том, что в результате «специальной военной операции» на Украине российский фондовый рынок пережил худшую неделю в своей непродолжительной истории. Зафиксировать это не позволяет только то, что котировки на Мосбирже не обновлялись с 28 февраля из-за остановки торгов. В результате российские и международные инвесторы застряли в рублевых активах. Рассказываем, каких цен активов стоит ждать инвестору, когда торги возобновятся и что делать с тем, что от останется от вашего портфеля.

Как пострадала инфраструктура российского фондового рынка

Мосбиржа приостановила торги на фондовом и срочном рынках 28 февраля и с тех пор каждый день переносит возобновление торгов. Торги на валютном и денежном рынках проходят в усеченном режиме — с 10:00 до 19:00 вместо 7:00 до 23:50. Уже известно, что с 5 по 8 марта включительно (6-е — выходной) торги на всех рынках Мосбиржи проводиться не будут.

СПб биржа также работает с ограничениями. 24 и 25 февраля торги были приостановлены из-за сильной волатильности. 28 февраля и 1 марта торги иностранными ценными бумагами проводились с 19:00, 2 марта их не было, а 3 марта они стартовали в 17:00. Еврооблигации, акции и расписки российских компаний и ценные бумаги компаний с листингом на Лондонской фондовой бирже, а также Yandex, VEON, MTS, Ozon, Cian, HeadHunter и Nexters в эти дни не торговались.

NYSE и NASDAQ 28 февраля временно приостановили торги бумагами российских эмитентов. NYSE остановила торги МТС, «Мечела» и ЦИАН, NASDAQ — HeadHunter, Ozon, Qiwi и Yandex. Биржи взяли паузу, чтобы изучить дополнительную информацию о введенных против России санкциях, пишет Reuters со ссылкой на источники. 3 марта Лондонская биржа решила приостановить торги бумагами 27 компаний с бизнесом в России.

Российские управляющие компании приостановили операции с паями паевых инвестиционных фондов, потому что расчет стоимости их активов невозможен из-за отсутствия рыночных котировок.

Помимо вышеперечисленного, с 24 февраля и до отмены предписания ЦБ действует запрет на короткие продажи. С 3 марта регулятор предписал брокерам взимать комиссию с физических лиц за покупку валюты в размере не менее 30% от суммы сделки, уже 4 марта ставка была снижена до 12%, также была введена ставка для юридических лиц в 12%. C 4 марта также действует запрет на короткие продажи евро, а Национальный расчетный депозитарий из группы Мосбиржи остановил операции с евро, английским фунтом стерлингов, швейцарским франком и канадским долларом.

Для нерезидентов действуют еще более жесткие ограничения. ЦБ запретил брокерам продавать ценные бумаги по поручению нерезидентов. Им также не будут выплачиваться доходы (купоны и дивиденды) по ценным бумагам российских эмитентов, это касается и ОФЗ. 

У российских брокеров, попавших под блокирующие санкции, — ВТБ, «Открытие», Совкомбанк — покупка ценных бумаг иностранных эмитентов недоступна. Торговля российскими ценными бумагами, продажа иностранных бумаг и вывод денежных средств работают в обычном режиме. Американский брокер Interactive Brokers предупредил российских клиентов о возможной блокировке счетов.

«Атон», дающий доступ к Лондонской бирже, 2 марта сообщил клиентам, что им доступна продажа иностранных бумаг, но возможность покупки временно закрыта, следует из письма компании клиентам, с которым ознакомился The Bell. В пресс-службе «Атона» подтвердили подлинность письма и сообщили, что к утру 3 марта ситуация уже изменилась. «Внешние западные контрагенты временно остановили операции с компаниями из России, поэтому “Атон” вынужден приостановить торговлю иностранными ценными бумагами. По сделкам, которые были заключены ранее, сейчас проводятся расчеты», — рассказала компания.

Трудности возникли из-за того, что Euroclear, крупнейший в Европе депозитарий, остановил автоматическую обработку всех операций с российскими контрагентами и вынужден в срочном порядке изменить инфраструктуру, чтобы соответствовать новым ограничениям. Технически это значит, что операции обрабатываются вручную, что осложняет и сильно замедляет процесс, пояснил «Атон». Сейчас инвесткомпания находится в постоянном контакте с Euroclear и ждет официального разъяснения от контрагента.

Что будет с рынком с точки зрения цен

На Лондонской бирже (пока они торговались) цены на расписки российских компаний приблизились к нулевым отметкам: к примеру, бумаги Сбербанка стоили $0,05, хотя еще 16 февраля — $14,76, «Лукойла» — $0,72 (против $92,64). Примерно такого же снижения российских акций стоит ждать, когда откроются рынки и в России, отмечает FT.

C точки зрения большинства международных инвесторов в Россию больше нельзя инвестировать, отмечает Bloomberg. В четверг, 3 марта, индексный провайдер MSCI объявил об исключении России из индексов развивающихся стран, изменив статус России на отдельный (standalone) рынок, а FTSE Russell исключил все российские акции из индексов.

Эти действия провайдеров должны были бы привести к оттоку с российского рынка акций $20 млрд, говорится в отчете JPMorgan от 28 февраля (есть у The Bell). Эта сумма рассчитана исходя из цен в прошлую пятницу, и сколько денег смогут получить инвесторы, неизвестно — сейчас нерезидентам запрещено продавать российские бумаги в рамках мер капитального контроля, оговариваются в инвестбанке. Вес России в индексах, на которые ориентируются международные институциональные инвесторы, составлял 2,22% и 2,21% соответственно.

Доступность ввода и вывода капитала и инвестиционных инструментов является критерием включения страны в индекс, и в последние несколько дней эти правила в России были «значительно нарушены», отмечают в JPMorgan.

В обычной ситуации исключение страны заняло бы 2–2,5 года, говорится в отчете, но MSCI и FTSE учитывали экстраординарность ситуации. Российский рынок стал невозможным для инвестирования (uninvestable), и исключение России из индекса MSCI — «следующий естественный шаг», приводил Reuters в понедельник слова представителя провайдера.

От инвестиций в российские активы отказываются и активно управляемые фонды: об этом уже объявили Deutsche Bank, Pictet Asset Management, Abrdn and Amundi, отмечал Bloomberg. В Deutsche Bank, к примеру, среди причин такого шага называют снижение доверия между российским правительством и Западом и пересмотр архитектуры энергетической безопасности Европы, пишет издание. Ранее Суверенный фонд Норвегии, крупнейший в мире, с вложениями в акции российских компаний, объявил о начале процесса продажи бумаг. Правда, насколько он затянется, неизвестно — по крайней мере 22 фонда (JPMorgan, BlackRock, BNP Paribas, Franklin Templeton, Amundi, UBS и др.) не могут забрать деньги, отмечает FT.

По данным ЦБ, примерно 50% free-float российских акций было в руках нерезидентов, отмечает главный стратег «Атон» Александр Кудрин, оговариваясь, что оценки разнятся и в реальности эта цифра больше. Если все эти инвесторы продают акции, стоимость бумаг будет «минимальной», говорит эксперт.

Власти пытаются дополнительно поддержать рынки. Во вторник стало известно, что правительство собирается направить 1 трлн рублей из Фонда национального благосостояния (ФНБ) на приобретение акций российских эмитентов. На фоне текущего обвала вряд ли кто-то, кроме государства, способен поддержать фондовый рынок, рассуждает директор по инвестициям ИК «Локо-инвест» Дмитрий Полевой. «Это позволит ограничить дополнительные убытки российских розничных и институциональных инвесторов и банков, а также собственников, которые могли использовать пакеты акций в качестве залога по другим финансовым сделкам», — сказал он The Bell. 

«Это огромная сумма, около 7,5% стоимости всех находящихся в свободном обращении акций из состава индекса Мосбиржи. В отсутствие продаж со стороны нерезидентов (они запрещены) такие меры поддержки могут оказать очень сильное положительное влияние на бумаги. В первую очередь это касается голубых фишек», — говорит начальник управления информационно-аналитического контента Василий Карпунин из «БКС Мир инвестиций».

«Военная операция» на Украине уже начала оказывать значительное влияние и на мировые рынки, как того ожидали некоторые эксперты. Во вторник цены на нефть торговались на восьмилетних максимумах, доходя до $106. Это усиливает опасения по поводу роста инфляции, некоторые аналитики и даже представители ЕЦБ начинают опасаться по поводу стагфляции, особенно в случае, если ведущим центробанкам придется повышать ставки быстрее, чем ожидают рынки, пишет Bloomberg. «Рецессия, вероятно, начнется в какой-то момент в этом году. Мы движемся к “медвежьему” рынку (то есть к падению на 20% или более)», —  говорит стратег Miller Tabak + Co Мэтт Малей.

Некоторые российские аналитики уже начинают осторожно обсуждать перспективы бизнесов компаний и их акций с точки зрения фундаментальных показателей на тот момент, когда биржи откроются, хотя большинство брокеров и управляющих компаний воздерживаются от оценок и прогнозов: к примеру, Сбербанк в своем телеграм-канале публикует только информационные сообщения, ВТБ добавляет к этому данные об отчетностях. Михаил Ганелин, старший аналитик «Атон», отмечает, что под ударом находятся банки: их прибыль рухнет, так как длинные кредиты (в том числе ипотека) фондируются короткими деньгами, которые банки вынуждены будут привлекать по новым высоким ставкам. «Очевидно, что никаких дивидендов [по акциям банков] мы долго не увидим. Дивиденды в других, — например, сырьевых — компаниях тоже под вопросом», — говорит эксперт. Бумаги компаний из сырьевого сектора имеют все же больше шансов [на восстановление в цене] по сравнению с банками, точно не стоит брать «Аэрофлот», девелоперов, энергетику и бумаги второго-третьего эшелонов, отмечает эксперт.

Среди российских бумаг после открытия бирж лучше рынка будут выглядеть акции экспортеров на фоне ослабевшего рубля, считает Карпунин из «БКС Мир инвестиций». Это касается тех компаний, которые в меньшей степени подвержены рискам, связанным с перебоями поставок, — например, «Норникель», «Газпром» и производители удобрений. По мнению Карпунина, сценарий с выпадением значительного объема экспортных поставок при текущих ценах на нефть кажется маловероятным, поэтому такие компании, как «Лукойл» или «Газпром нефть», могут выглядеть относительно устойчиво. Хуже рынка могут выглядеть акции банков, электроэнергетики, строительные компании, а также ритейлеры, которым будет сложно перенести рост издержек на покупателя (непродуктовые).

Что будет с рублем

Российский рубль переживает исторически рекордный обвал — днем 3 марта он опускался до 117 рублей за доллар и 125 за евро. На момент отправки рассылки доллар стоил 105 рублей, евро — 119. 

Шоковая девальвация национальной валюты началась в понедельник, 28 февраля, после введения странами Запада санкций против Банка России, которые лишили его возможности поддерживать рубль за счет своих золотовалютных резервов.

ЦБ не попал в блокирующий SDN-лист (полная изоляция от американской финансовой системы; так было, например, с центробанками Ирана и Сирии), но США, Евросоюз, Канада, Великобритания и Япония запретили любые операции с его активами. Таким образом резервы российского регулятора, размещенные в долларах, евро, фунтах и йенах, оказались заморожены и более недоступны. Это означает, что Банк России больше не может воздействовать рыночными методами на обменный курс рубля на рынке Forex, констатировал главный стратег «Атон» Александр Кудрин. 

«Ограничение доступа ЦБ к своим активам за рубежом — беспрецедентный шаг, на который в финансовом мире идут в крайних случаях»,  — говорит он. «Считалось, что практически невозможно наложить санкции на Центральный банк, особенно при таком объеме включенности экономики в мировой финансовый рынок и таком объеме золотовалютных резервов, потому что это противоречит конструкции современной мировой денежно-кредитной системы», — отмечает главный экономист «Ренессанс капитала» по России и СНГ Cофья Донец.

Международные резервы России по состоянию на 18 февраля с учетом золота составляли $643,2 млрд. Валютные резервы по состоянию на 1 февраля составляли $498 млрд (золото — $132,3 млрд). По данным на 30 июня 2021 (последняя доступная дата), в долларовых активах находилось 16,4% резервов ЦБ, или $96 млрд, в евро — $189 млрд, британских фунтах — $38 млрд, японских иенах — $33 млрд. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель 27 февраля заявил, что страны-члены G7 (США, ЕС, Канада, Великобритания и Япония) заблокируют около половины финансовых резервов ЦБ России, «поскольку они находятся в банках стран G7». Таким образом, парализованы не менее $240–250 млрд финансовых активов Банка России. В доступе ЦБ досталось только золото и китайские юани (в объеме, эквивалентном $77 млрд). 

Для поддержки российской валюты в арсенале ЦБ остается процентная ставка и меры по контролю за движением капитала, перечисляет Кудрин. Оба инструмента уже применены: ставка повышена до 20% (абсолютный рекорд), а также введены и постоянно расширяются элементы валютного контроля. В частности, экспортеры обязаны продавать 80% своей валютной выручки, брокерам временно запрещено продавать иностранцам ценные бумаги, российским гражданам и компаниям запрещается зачислять валюту на свои счета (не распространяется на корреспондентские счета) и вклады в зарубежных банках и брокерах, россиянам запрещено использовать иностранные электронные кошельки и вывозить за рубеж иностранную валюту свыше $10 тысяч, при покупке долларов, евро и фунтов на бирже вводится комиссия в 30% и др. «Запрет или ограничение на хождение доллара внутри России я считаю маловероятным — это приведет к возникновению черного рынка, который никому не выгоден», — полагает Кудрин.

Вместе с тем из-за девальвации рубля импорт (в первую очередь потребительский) схлопывается, а крупные компании в последние годы наращивали свои международные активы — они заняли long-позицию по валюте, что также снижает уровень потенциального спроса, отмечает главный стратег «Атон». 

Доходы от экспорта российской нефти сейчас являются основным источником для поддержки рубля в условиях блокировки резервов ЦБ. Конвертация валютной выручки экспортеров происходит на рынке по текущему курсу в режиме реального времени, пояснила The Bell Донец. «В данный момент экспортеры будут из своего кармана оплачивать стабильность рубля», — говорил ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов. Суммарный экспорт в 2022 году по товарам/услугам (без учета возможного снижения физических объемов поставок основных сырьевых товаров) при ценах на нефть Urals около $95–100 за баррель может составить около $700–730 млрд, или $55–60 млрд в месяц, что обеспечит предложение валюты в объеме $44–48 млрд, оценивал директор по инвестициям «Локо-инвест» Дмитрий Полевой.

Сейчас основной вопрос — будут ли введены против России торговые санкции, то есть полный или частичный отказ от российского экспорта со стороны покупателей, в первую очередь Европы. Сейчас допускаются любые меры, подчеркивала Донец. 

Перспективы эмбарго на российскую нефть  

Несмотря на то что прямые санкции против российского нефти и газа не введены, они подрывают главную статью национального экспорта — спрос на жизненно важную  российскую Urals падает. Крупнейшие покупатели фактически подвергли ее санкциям в индивидуальном порядке, пишет Financial Times. По данным консалтинговой Energy Aspects, 70% партий нефти «с трудом находят покупателя». К ставшей токсичной нефти не притрагивается большинство европейских мейджоров, и именно поиск ими альтернатив загнал котировки Brent к $120 за баррель.

«Сургутнефтегаз» не смог разместить около 1 млн тонн нефти марки Urals в марте, или около 12% от запланированного экспорта из российских западных морских портов, который был установлен на уровне 8,36 млн тонн, показали расчеты Reuters.

Спред российской Urals и Brent в среду достиг рекордных $18 (это максимум за весь постсоветский период).

«Сейчас покупатели российской нефти либо не могут провести платежи, потому что санкции серьезно осложняют торговые операции, либо решают вовсе не покупать российскую Urals. Это скорее ситуация ступора и шока, потому что нет понимания, как санкционный режим будет работать, зато есть ожидания, что он будет ужесточен», — объяснял The Bell нефтегазовый аналитик одной из зарубежных компаний, поговоривший с The Bell на условиях анонимности. 

Даже если российская нефть будет продаваться с очень сильным дисконтом вплоть до 50% — это все равно существенные деньги, продолжает он: «В конце концов какое-то время назад нефть стоила $50 за баррель (например, средняя цена на нефть марки Urals в 2020 году была $41,73)».

В США как республиканцы, так и демократы настаивают на том, чтобы президент США Джо Байден ввел санкции на российскую нефть, чего его администрация до сих пор избегала из-за опасений роста цен, писала The Wall Street Journal. Во вторник США и другие страны под эгидой Международного энергетического агентства (МЭА) сообщили о выводе из стратегических резервов на рынок 60 млн баррелей, однако это не смогло притормозить рост котировок Brent. О намерении увеличить экспорт нефти заявил министр нефти страны Джавад Оуджи.

«Совсем отрезать Россию от рынка нефти не получится. Россия обеспечивает более 10% мировой нефтедобычи — это очень много, и заменить ее быстро невозможно», — сказал The Bell нефтегазовый аналитик. Даже в случае тотального эмбарго все равно будут найдены пути российскую нефть реализовывать, пусть и с большим дисконтом, продолжает он. Далеко не факт, что от российской нефти откажется Китай, один из ключевых покупателей. А вот Европа и США вполне могут такое эмбарго ввести, если ситуация продолжит усугубляться, считает эксперт. «Падение экспорта на 2–3 млн баррелей (около 30% всего экспорта российской нефти) в случае такого эмбарго — вполне вероятный сценарий», — считает аналитик. 

Европа и США, вероятно, могли бы увеличить закупку нефти на Ближнем Востоке: больше всего незадействованных добывающих мощностей у Саудовской Аравии и ОАЭ. «Запад мог бы попросить эти страны увеличить добычу — фактически это будет означать развал соглашения ОПЕК+», — считает собеседник The Bell.

Отказ от российского газа будет гигантским шоком для европейской экономики, считает нефтегазовый аналитик. Найти поставщиков, которые быстро заместят российский газ, в 2022 году невозможно — на рынке нет таких свободных объемов, говорит он. Придется «скрести по сусекам»: увеличивать закупки СПГ, наращивать собственное производство, увеличивать закупки угля (который частично тоже приходит из России), а также снижать потребление, возможно, за счет директивных мер, перечислил он. На более длинном горизонте — более активно переходить на ВИЭ, а также, возможно, атомную энергетику, добавил эксперт.

У Европы есть инфраструктура по приему дополнительного СПГ, которая технически позволяет замещать российский газ, замечает руководитель одного из российских think tank. Остальные поставщики трубопроводного газа в сумме не смогут существенно увеличить поставки в этом году, и, вероятно, будет увеличиваться добыча в самой Европе — в первую очередь в Великобритании, продолжает он. «Максимально в 2022 году Европа может снизить импорт российского газа на 30–32 млрд куб. м», — говорит собеседник The Bell (это около 16% от поставок в Европу в докризисном 2019 году).

Согласно отчету бельгийского аналитического центра Bruegel, Евросоюз способен пережить следующую зиму без импорта российского природного газа, избежав при этом серьезного ущерба для своей экономики, приводит данные Bloomberg. Однако для этого ЕС придется сократить спрос как минимум на 10–15%, если Россия полностью прекратит экспорт через Украину, транзитную страну для газа, поступающего в ЕС, считают исследователи.

МЭА подготовило план из 10 шагов по снижению зависимости Европы от российского газа. Предлагается не заключать новые контракты с «Газпромом», заменить российский газ поставками по трубопроводам из Норвегии и Азербайджана и СПГ, переориентироваться на атомную энергетику, зарезервировать 200 млрд евро для поддержки наиболее уязвимых потребителей в условиях роста цен на электричество и снижать температуру обогрева зданий в ЕС.

Но Россия зависит от экспорта газа намного меньше, чем от нефти, потому что основной источник доходов — это все-таки нефть, добавляет нефтегазовый аналитик. 

Такой валютной выручки, как у российских экспортеров была, уже не будет, но то, что будет, все равно позволит поддерживать рубль и не отпустить его в свободное падение, добавил собеседник The Bell. «Но, может быть, через какое-то время курс 120 будет казаться неплохим», — заключил он.

Что делать с деньгами

В первую очередь эксперты советуют не тратить деньги направо и налево, не совершать импульсивные покупки и, возможно, отложить необязательные. Те, кто не вывел свои деньги за границу правильным образом, уже с рублями особенно ничего не сделают, говорит инвестиционный советник Наталья Смирнова. Она считает, что с инвестициями стоит подождать, хотя бы до 9 марта. Нести деньги на вклад тоже не стоит торопиться, так как повышение ставок может быть не последним. Кроме того, пока непонятна ситуация с облигациями, доходность по которым может оказаться выше, чем по вкладам. Среди облигаций Смирнова рекомендует выбирать рублевые ОФЗ и корпоративные бумаги максимально надежных российских эмитентов.

Николай Шакаров, глава направления по работе с клиентами в России и СНГ и директор по инвестиционному консультированию «Ренессанс Капитала» советует подумать, на какие цели в ближайший год могут потребоваться те сбережения, которые есть сейчас, и отделить их от средств, которые пойдут на текущие расходы в течение года. Шакаров отметил, что многим инвесторам ранее были неинтересны вложения в золото и другие драгоценные металлы, но, возможно, сейчас, особенно в случае упрощения в вопросе НДС при операциях, об этом стоит снова задуматься.

В российские акции не стоит влезать до тех пор, пока не придут хоть какие-то обнадеживающие новости, уверен гендиректор группы «Личный капитал» Владимир Савенок: «Самый неблагоприятный прогноз — [полное] закрытие рынка вообще».

Что происходит на рынке недвижимости

Перед началом кризиса цены на жилую недвижимость были на пике, ставки по  ипотеке выросли вслед за рекордным повышением ключевой ставки до 20%. В то же время вице-премьер Марат Хуснуллин предупредил, что стройматериалы Россия в Европе в ближайшее время покупать не сможет, а внутренний рынок не сможет закрыть потребности в полном объеме.

Риски для строительной отрасли действительно очень высоки, подтверждает руководитель «Циан.Аналитика» Алексей Попов. Они связаны и со сжатием спроса, и с увеличением ставок по банковским кредитам, и с тем, что для рынка, на котором работает несколько сотен участников, очень сложно выработать механизм «спасения» всех в такой сложной ситуации. Но, с другой стороны, строительная отрасль в России (прежде всего в части строительства жилых домов) даже в такой ситуации выглядит более устойчивой по сравнению с множеством других секторов, потому что нацелена на удовлетворение базовой потребности людей, не так сильно зависит от импорта, на подавляющее большинство ее участников не наложено прямых санкций, и здесь был выстроен эффективно работающий механизм проектного финансирования, поясняет Попов.

Власти понимают, что строительство и недвижимость — это один из немногих внутренних источников роста, который меньше других зависит от внешней конъюнктуры, говорит Надежда Коркка, управляющий партнер компании «Метриум» (участник партнерской сети CBRE). К тому же это важная отрасль городской экономики: в Москве до 30% всех занятых так или иначе имеют отношение к строительству и операциям с недвижимостью. При этом Россия обеспечивает себя базовыми строительными материалами, отделкой и фурнитурой, и если санкции и затруднят ситуацию, то лишь частично (трудно будет использовать дорогостоящие отделочные материалы, некоторые виды оборудования).

По информации «Метриума», банки сейчас приостанавливают выдачу ипотеки по программам господдержки, но уже обсуждается введение программы субсидирования ставок до 12% годовых. Официально эта информация пока не подтверждалась. Компания также не исключает, что государство может запустить программы строительства социального жилья, которые помогут, с одной стороны, снизить остроту социального кризиса, а с другой — загрузят мощности в девелопменте.  

Участники рынка уже видят рост интереса к недвижимости. Начиная с понедельника на «Циане» резко — на 40–50% относительно фоновых значений — выросло число просмотров объявлений и звонков по ним, отмечает Попов. Цены тоже заметно стали расти: они по сравнению с предыдущим месяцем прибавляют 5–7%. Свой вклад вносит и тот факт, что в рамках ажиотажного спроса быстрее всего разбирают самые дешевые лоты, а оставшиеся более дорогие предложения толкают средние цены вверх, поясняет эксперт.

Каждый раз в условиях девальвации рубля и других сопутствующих неприятностей, как санкции, происходит спекулятивный скачок цен, отмечает Коркка. Он примерно сопоставим со степенью девальвации. Однако в течение последующих месяцев ситуация стабилизируется, и дальше динамика цен будет разной в различных сегментах рынка, считает она. В премиум- и элитном классе жилья спрос сохранится, так как их аудитория меньше страдает от финансовой ситуации, а в условиях закрытия границ с Европой и США многие переориентируются на поиск жилья в России. В бизнес-классе и в массовом сегменте ситуация будет хуже, считает эксперт: здесь спрос явно просядет, но пока трудно прогнозировать насколько – многое будет зависеть от мер поддержки властей. Но скидки, прямое снижение цен в не очень ликвидных проектах вполне возможны.

Обзор подготовили Вячеслав Дворников,  Юлия Старостина и Александра Чунова.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии