Человек в цифровой паутине
16.11.2019 Техно

Диктат цифровых монополий – уже реальность. Это шаг к тотальному нивелированию личности

Фото
loveyourhappylife.com

Редакция «Ведомостей» провела чрезвычайно любопытную конференцию по теме «Антимонопольное регулирование в России»: некоторые участники привели на ней доказательства того, что диджитализация экономики и общественных связей, точнее – возможности цифровых платформ-монстров – ведут нас прямиком к утрате возможности выбора чего бы то ни было, то есть свободы.   Примеры – ниже.

Наиболее ярким, пожалуй, оказалось выступление заместителя руководителя Федеральной антимонопольной службы Анатолия Голомолзина на сессии «Кривое зеркало цифрового рынка: допустимые и недопустимые практики».

Он призвал освободиться от заблуждения, что свобода предпринимательства основана исключительно или преимущественно на философии экономического индивидуализма, и вернуться к философии всеединства, учитывающей связь личности с мировым целым.

Еще с разделением труда исчезли экономические основания для противопоставления индивидуальности и общества и стало очевидным значение коллективных институтов, - напомнил Голомолзин. -  Современный уровень обмена информацией и цифровая трансформация в условиях минимальных транзакционных издержек делают рынки многосторонними, взаимоувязанными и глобальными.

По мнению представителя ФАС, высокий уровень экономической концентрации редко оказывает стимулирующее влияние на инновации. Гораздо чаще он может замедлять технологический прогресс, при том что технически смелые инноваторы играют ведущую роль в радикальных нововведениях и что барьеры входа на отраслевые рынки должны снижаться. Новые знания аккумулируются крупными монополиями, транснациональными корпорациями, в том числе цифровыми гигантами. Они обладают не просто правами на изобретение, а пулами прав на интеллектуальную собственность. Поэтому для ускорения технического прогресса и обеспечения экономического роста необходимо не противопоставлять, а соединять защиту конкуренции и защиту прав интеллектуальной собственности.

Цифровые гиганты внедряются в нашу жизнь, подавляют конкурентов, влияют на поведение потребителей, - предостерег Анатолий Голомолзин. -  Если еще недавно в пору чтения умных книг потребители были способны противостоять влиянию на свое сознание, то сейчас начинает преобладать клиповое мышление. Меняются подходы к монетизации доходов, поскольку

экономика начинает строиться уже не на материальных аспектах оборота товаров, работ и услуг, а на привлечении внимания.

Цифровые гиганты уже не изучают, а формируют предпочтения потребителей. Они накопили активы, которые эквивалентны примерно 10% американского бюджета и 50% японского бюджета. Не случайно сейчас многие юристы и экономисты говорят, что монополизм снова на марше.

Построение бизнеса на основе цифровых платформ, пулов прав интеллектуальной собственности, больших данных, цифровых алгоритмов, технологий адресного маркетинга, с одной стороны, и трансформации (в условиях экспоненциального роста информации) мышления, психологии и восприятия потребителей – с другой создает принципиально новые условия на рынке.

Цифровая экономика создает качественно новые возможности для развития экономики, но «цифровая рука рынка» не должна подменять собой «невидимую руку рынка».

В условиях несовершенства рынка неограниченная свобода деятельности цифровых компаний, обладающих рыночной властью, может привести к нежелательным последствиям, причем не только к неравным условиям конкуренции между компаниями на рынке, но и к прямому ущербу потребителям. В эпоху цифровой экономики мы не можем ждать, пока ситуация разрешится, потому что монопольная власть может проявиться молниеносно – и на глобальных рынках, а не только на территории одной страны. Поэтому речь должна идти не только об опосредованной защите интересов потребителей через защиту конкуренции, но также и о недопущении прямого ущемления интересов потребителей, - подчеркнул спикер.

По убеждению Алексея Иванова, директора антимонопольного центра БРИКС и директора Института права и развития Высшей школы экономики – Сколково, одним из плодов новой промышленной революции, которую переживает мир, стало то, что

перестал работать закон спроса и предложения

производители начинают все больше сами формировать спрос, планировать и определять логику потребления. Это Госплан 2.0, - считает Иванов, - это новая форма централизованного планирования, происходящего внутри цифровых платформ и  экосистем.

Выбор тут невелик, убеждён спикер, - либо мы смиряемся с переходом к цифровому Госплану и нам нужно антимонопольное право для активизации конкуренции внутри этих мегаплатформ, либо мы ставим задачу не допустить такого перехода к монопольным, по сути, рынкам – и тогда нам нужно новое антимонопольное законодательство».

«Эксперты во всем мире обсуждают, что на цифровых рынках является той охраняемой ценностью, которая должна защищаться при осуществлении антимонопольного контроля, -  сообщила  руководитель практики антимонопольного права адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Наталья Коростелева. - Такой ценностью всегда считалось благосостояние конечного потребителя. Однако в цифровой экономике, по мнению многих экспертов, благосостояние потребителей перестает быть главной или единственной охраняемой ценностью».

Упомянув о предустанавливаемых на гаджетах сервисах и сервисах, как бы предугадывающих наши желания, г-жа Коростелёва  констатировала, что это маркетинговые уловки и они, как и другие, исключают выбор самого пользователя. Таким незаметным путем разработчики фактически решают за него, на что обращать внимание, какими приложениями пользоваться, какие товары и услуги покупать. Поэтому конкуренция,

возвращение человеку права на выбор становятся самостоятельной и, быть может, даже большей ценностью, чем благосостояние и удобство.

Потому что именно наличие конкуренции в долгосрочной перспективе обеспечивает благосостояние конечных потребителей, - резюмировала Коростелёва.

Анна Арутюнян, старший юрист адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», привлекла внимание участников сессии   к практике Еврокомиссии по регулированию цифровых рынков – одной из самых интересных и обширных в мире.

Что же чаще всего попадает в поле зрения Еврокомиссии?

– Использование доминирующей платформы для преимущественного доступа на смежные рынки;

– установление внутри платформы правил, которые дают товарам и услугам ее разработчика преимущества по сравнению с товарами и услугами конкурентов;

– сбор и использование пользовательских данных, аккумулируемых на платформе, для получения конкурентных преимуществ;

– cоздание закрытых экосистем, исключающих совместимость программных продуктов иных разработчиков с доминирующей платформой и/или платформами третьих лиц.

В качестве примера трудностей, с которыми сталкивается регулятор (антимонопольное ведомство) при анализе таких практик, Анна Арутюнян привела сделку Facebook и WhatsApp. Она сообщила, что, приобретая мессенджер в 2014 г., Facebook заверяла Еврокомиссию, что отсутствует технологическая возможность интеграции пользователей платформ социальной сети и мессенджера, но в 2016 г. выяснилось, что такая возможность существует и, более того, социальная сеть, зная это, намеренно ввела в заблуждение Еврокомиссию. Регулятору пришлось оштрафовать Facebook за представление недостоверных сведений.

Из этого примера видно, что достоверные данные о том, как работает платформа, находятся в руках самого разработчика и антимонопольному органу еще предстоит искать эффективные средства выявления нарушений и установления технологических особенностей работы платформ.

Лидером по делам об антимонопольных нарушениях на цифровых рынках, рассмотренных Еврокомиссией, пожалуй, является Google, - продолжил спикер, - которая только за последние три года была оштрафована трижды: за злоупотребление доминирующим положением на рынке операционной системы Android, на рынке онлайн-рекламы и на рынке поиска. И если в первых двух случаях нарушение преимущественно выражалось во включении определенных условий в договоры с контрагентами Google, то третий случай – это чисто технологическое нарушение, совершенное с помощью определенных программных решений и алгоритмов. Занимая доминирующее положение на рынке поиска, Google использовала свои алгоритмы, чтобы создать преимущества для своего сервиса сравнения цен на товары, выдвигая его на приоритетные места в поисковой выдаче, используя интерактивные способы выделения результатов поиска – и, таким образом, перетягивая трафик с сервисов своих конкурентов.

Тенденции к усилению контроля на цифровых рынках наблюдаются и в США, где регуляторы объявили о проведении широкого исследования и мониторинга деятельности цифровых компаний».

Как можно понять из приведенных и некоторых других выступлениях на конференции, Россия и тут в самом начале пути: контролировать надо, меры по предотвращению тотального доминирования цифровых гигантов назрели, но какими они должны быть и что мы тут можем сделать, учитывая как зрелость, синонимичную в данном случае изощрённости, отечественных ИТ-компаний, так и глобальные взаимопроникновения – ещё предстоит понять. А потом и сделать.

Материалы о конференции «Ведомостей» читал и цитировал Юрий Алаев.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии