Путин даёт интервью FT 27 июня 2019 г.
01.07.2019 Общество

О том, кого и почему привело в ярость высказывание Путина о кризисе либеральной идеи

Фото
Михаил Климентьев / РИА Новости

Обозреватель РИА Новости Иван Данилов сделал попытку проанализировать причины нервной реакции западных СМИ (и части отечественной блогосферы) на интервью президента РФ Владимира Путина Financial Times накануне саммита G-20 в Осаке. Если не считать уж чересчур верноподданического высказывания «где Путин – там свобода» (потщательнЕЕ надо бы), анализ вполне трезвый: Путин сказал о состоянии либеральной идеи то, о чём думают, но боятся сказать многие западные политики и госмужи.

Обычно за интервью политических лидеров финансовым СМИ следят в основном трейдеры, финансисты и чиновники экономических министерств и ведомств разных стран, но в данном случае тезисы российского лидера вышли далеко за рамки финансовых вопросов и уже сейчас можно смело предсказывать, что это интервью Путина станет источником ярких и острых цитат для самой широкой западной аудитории, - пишет Иван Данилов. -  Во-первых, российский лидер продемонстрировал такой уровень неполиткорректности, который в современном мире не может себе позволить ни один западный политик. Во-вторых, интервью Путина выглядит как обвинительный акт, составленный против "глобального либерализма", что шокировало многих на Западе. И самое главное: российский президент сделал мощную заявку на глобальное идеологическое лидерство. У миллионов жителей планеты теперь есть политик, который не стесняется говорить о том, что упоминать запрещено, и политик, который исповедует вполне классические ценности, которые оказались под жестким запретом на Западе.

Если суммировать реакцию западных СМИ (на момент написания этой колонки), то получается, что в западном инфполе максимальный интерес вызвали три тезиса российского лидера. Это очень заметно по заголовкам: "Владимир Путин говорит, что либерализм "устарел" и восхваляет Дональда Трампа как "талантливого человека"" (британская The Telegraph), "Путин оценивает Трампа как "талантливого", говорит, что либерализм "устарел"" (американское политическое издание The Hill), "Западный либерализм устарел, предупреждает Путин накануне встречи с Терезой Мэй" (британская The Guardian).

Почти все СМИ (а реакций очень много) пишут именно про "устаревший либерализм" и лишь Euronews интересуется хоть чем-то, кроме критики либерализма и оценки политических талантов президента Трампа, и сообщает со ссылкой на агентство Рейтер: "Путин заявил, что сделка по (сокращению. — Прим. ред. ) добычи нефти помогла стабилизировать мировые рынки".

Из этого краткого исследования можно сделать два важных вывода. Первый: ни о какой информационной изоляции России или превращении России во второстепенного (и никому не интересного) регионального игрока не может быть и речи. На мировой арене есть всего три политических лидера, чьи оценки, данные в интервью иностранному изданию, немедленно станут топовой новостью на всех континентах, — это Путин, Си и Трамп. Второй вывод: российский лидер нанес вербальный удар по болевой точке западного политического дискурса. Тема критики современного западного "либерализма" оказалась до такой степени болезненной, что игнорировать ее совершенно невозможно.

Если оставить за скобками вопрос политических талантов Дональда Трампа, то из всего интервью западные СМИ обычно извлекают две цитаты: "есть современная так называемая либеральная идея, она, помоему, себя просто изжила окончательно. По некоторым ее элементам — наши западные партнеры признались, что некоторые ее элементы просто нереалистичны: мультикультурализм там и так далее. Вот когда началась проблема с миграцией, многие признали, что да, это, к сожалению, не работает и надо бы вспомнить об интересах коренного населения", и "эта либеральная идея предполагает, что вообще ничего не надо делать. Убивай, грабь, насилуй — тебе ничего, потому что ты мигрант, надо защищать твои права. Какие права? Нарушил — получи наказание за это. Поэтому сама эта идея себя изжила и она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения". С точки зрения редакторов и журналистов, работающих в западном инфополе, вероятно, именно эти цитаты являются доказательствами, что Владимир Путин — враг всего того доброго и светлого, что есть в западном (либеральном) мире, но это как раз тот случай, когда все антипутинские усилия западных СМИ работают на улучшение имиджа российского президента.

Если посмотреть на реакцию рядовых пользователей соцсетей, то легко заметить, что Путин сказал вслух то, о чем очень многие на Западе хотели бы сказать, но не могут, — из страха потерять работу, репутацию или даже свободу. Более того, российский президент оказался единственным европейским политиком, который может себе позволить такие заявления, и это интервью показывает, что он намного свободнее в своих высказываниях, чем условный Дональд Трамп, который (несмотря на всю свою экстравагантность и лихую риторику) должен в большинстве случаев демонстрировать почтительное отношение к либеральной идеологии и ее ценностям. Из всего интервью западный обыватель, скорее всего, запомнит простой принцип: где Путин — там свобода, и отметит для себя, что российский президент говорит правду, которая колет глаза западному политическому истеблишменту.

Когда западное экспертное сообщество немного оправится от шока, оно обязательно обвинит Путина в том, что он якобы является идеологическим вдохновителем или даже тайным лидером всех правых (а также ультраправых), националистических и антисистемных движений планеты. Но и это скорее пойдет на пользу его международному имиджу.

Главная причина болезненной реакции наших западных партнеров заключается в том, что Владимир Путин дал железное в своей логичности объяснение тому политическому феномену, который терзает сознание вашингтонских, лондонских и брюссельских экспертов.

В их мире история должна была давным-давно закончиться в соответствии с прогнозами Фукуямы, а вместо этого случился Брекзит, избрался Трамп, а Евросоюз погрузился в такой системный кризис, что продолжение его существования после очередных выборов в Европарламент называют настоящим успехом. Конечно, публике предлагают поверить в "объяснения для плебеев". В такие, например, как "русские хакеры купили рекламу в фейсбуке и из-за этого случился Брекзит". Но экспертному сообществу для своего личного понимания хочется услышать что-то более разумное, при этом смелости признать очевидные системные проблемы ни у кого нет. А у Путина эта смелость есть, и его чеканная формулировка "современная так называемая либеральная идея, она <...> себя просто изжила окончательно" — это, по сути, правильный ответ на главный вопрос современного западного мира.

Даже если западные политики и эксперты не захотят принять это объяснение, реальность от этого не изменится. Консервативный и популистский реванш не просто неизбежен, он уже набирает обороты во всем мире, и вместо грубого "либерального идеализма" (который декларирует гуманизм, а ведет себя по-людоедски) в мировой политике постепенно начнет доминировать прагматичный реализм, который так выгоден России и который так не любят многие русофобы на Западе. Это не значит, что Россию в целом и Владимира Путина в частности начнут любить западные партнеры, да этого и не нужно. Это значит, что наконец-то есть шанс на то, что мировую политику будут обсуждать лидеры, для которых их действительные национальные ценности и интересы важнее идеологий.

На снимке: президент РФ Владимир Путин во время интервью журналистам газеты Financial Times. 27 июня 2019

Фото  Михаил Климентьев / РИА Новости.

 

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии