Программу Павла Грудинина поставили на научную основу. Доказано: при нём Россия будет процветать
10.02.2018 Экономика

Программу Павла Грудинина поставили на научную основу. Доказано: при нём Россия будет процветать

На сайте Национально-патриотических сил России опубликована статья, детально разъясняющая, чем программа кандидата в президенты РФ Павла Грудинина «20 шагов» коренным образом отличается от программ его конкурентов и почему именно кандидат от КПРФ и НПСР добьётся процветания страны. О степени аргументированности «шагов» судите сами, но надо признать, что эта публикация – единственная, на сей день, попытка обосновать конкретные действия, а не набор общих установок.


Для начала – об авторах публикации.   Все они – члены правления Автономной некоммерческой организации «Экспертно-аналитический центр по модернизации и технологическому развитию экономики» (ЭАЦ «Модернизация»),  созданной в сентябре 2010 года. М.Д. Абрамов - к.т.н., президент ЭАЦ «Модернизация», автор более 100 публикаций по налоговой и промышленной тематике; М.А. Бочаров -  директор Центра стратегических исследований, в 1990-1991 – председатель Высшего экономического совета при Президиуме Верховного Совета РСФСР в ранге первого вице-премьера Правительства РСФСР; в 1988 - 1996гг. - президент многопрофильного Концерна «БУТЭК» (1 млн. 200 тыс. работников); В.А. Кашин - д.э.н., Госсоветник налоговой службы II ранга, профессор Московского налогового института РосНОУ, в 2001-2011 – первый. зам директора Института развития налоговой системы при ФНС, автор более ста научных работ и учебников, посвященных проблемам финансов и налогообложения; В.М. Симчера -  д.э.н., заслуженный деятель науки, вице-президент общественной организации «Российская академия экономических наук», в 2007 году Международным биографическим центром (Кембридж, Великобритания) добавлен в каталог «2000 выдающихся интеллектуалов 21-го столетия», в 2000-2011 – директор НИИ Статистики, автор более 200 публикаций. Такая компания.

Естественно, столь ученые люди постарались аргументировать программу П.Грудинина в сугубо академическом ключе, со множеством библиографических ссылок, и это довольно тяжелое для рядового избирателя чтение. Поэтому ниже следует изложение статьи, а полный текст доступен по ссылке.  

Итак, Грудинин обещает поставить богатства России, ее природные ресурсы на службу народу, реформировать налоговую систему, остановить разрушение социальной сферы. Каким образом и за счет каких источников?

1. Наведение порядка на таможне и изменение порядка взаимодействия государства с нефтегазовыми компаниями даст бюджету дополнительно не менее 6 трлн. руб.

Основные «утечки» происходят из-за воровства при экспорте и из-за заинтересованности нефтегазовых компаний в росте издержек производства, благодаря чему они добиваются снижения НДПИ и других преференций от государства.

Например, значительная часть экспортируемой нефти идёт «мимо кассы», не попадая в сводки Росстата и Федеральной таможенной службы (ФТС) об экспорте. По данным ООН, представленным ФТС, в 2015 году Россия поставила в США нефтепродукты на $3,1 млрд., а по данным, представленным США, поставки за тот же период составили $9 млрд. Соотношение данных по нефтепродуктам с Германией составляет $10,9 млрд. и $27,1 млрд. Т.е. эти две страны получили в 2,6 раза или на $22,2 млрд. (1,36 трлн. руб. по среднегодовому курсу ЦБ в 2015 году) больше, чем мы им поставили. Только этих денег хватило бы, чтобы удвоить расходы на образование, науку, культуру, кинематографию и здравоохранение, на которые в сумме в 2015 г. было потрачено 1,22 трлн. руб.

К тому же, наши якобы государственные нефтегазовые компании работают крайне неэффективно. Например, «Роснефть» в 2016 году показала выручку в $74,4 млрд. (5 трлн. руб.) против $226,1 млрд у ExxonMobil – однако в «Роснефти» работают 295,8 тыс. человек, тогда как в Exxon Mobil заняты всего 71,1 тыс. сотрудников, что соответствует разрыву в выручке на одного занятого в 12,6 раза. Еще менее эффективно работает Газпром. Там выручка на 1 занятого в 25 раз ниже, чем у того же Exxon Mobil.

Меры, предлагаемые для уменьшения контрабанды и в борьбе с коррупцией на таможне очень простые: Федеральная таможенная служба с применением «зеркальной статистики» должна обосновывать и подтверждать документами разницу своих данных и данных, представляемых странами-партнерами. И если эта разница превысит разумную величину, виновные должны быть наказаны, а потери бюджета возмещены.

Одновременно необходимо повысить эффективность изъятия природной ренты. И здесь нам следует использовать мировой опыт. Например, Россия не стала членом ОПЕК, т.к. в странах ОПЕК (и в некоторых других странах) нефть и газ в недрах принадлежат государству, которое дает право добычи тем компаниям, которые попросят меньшую цену за единицу добываемого сырья. На таких условиях наши компании («Лукойл», «Газпромнефть» и др.) работают за рубежом. Например, консорциум «Лукойл» и «Статойл» (Норвегия) выиграл тендер на добычу нефти на месторождении «Курна-2» (Ирак), согласившись получать за 1 баррель 1,25 доллара.

То есть следует изменить порядок взаимодействия российского государства с добывающими компаниями: право добычи нефти, газа и др. следует давать компаниям на конкурсной основе с фиксированной платой за единицу добываемого ими сырья. При этом сырье остается в собственности государства, которое продает его за рубеж и внутри страны (в том числе добывающим компаниям) по разумным ценам без использования офшоров и посредников. И не нужны никакие НДПИ, СРП, НДД и пр.

В результате реализации вышеуказанных мер можно будет вдвое снизить тарифы на энергоресурсы (бензин, дизтопливо, электроэнергию, тепло и т.д.) и существенно увеличить расходы на социальные нужды и на инвестиции в экономику.

2. Реализация рекомендаций по совершенствованию налоговой системы коренным образом улучшат предпринимательский климат в России и дадут бюджету дополнительно 5-6 трлн. руб. за счет перераспределения имеющихся ресурсов и совершенствования администрирования. В дальнейшем доходы будут расти за счет роста налогооблагаемой базы.

Наша налоговая система неудовлетворительно выполняет фискальную функцию и почти не выполняет стимулирующую, контрольную, распределительную и социальную функции. Она не способствует развитию производства, росту благосостояния и снижению социального расслоения населения. Наша налоговая система сложна, запутана и противоречива.

И это – не оценочное суждение, а результаты многолетних исследований Института развития налоговой системы, Института социально-экономических проблем народонаселения РАН и Экспертно-аналитического центра по модернизации и технологическому развитию экономики (ЭАЦ «Модернизация»).

Если оценивать налоговое бремя по максимальным ставкам, налоги в нашей стране не велики по сравнению с другими странами. Но на производственный бизнес налоговая нагрузка явно избыточна.

Например, на каждые 100 руб. зарплаты, выплаченной на руки работнику, надо заплатить 73,4 руб. в виде налогов (НДФЛ, социальные взносы, страхование от травматизма на производстве и НДС). Если не платить налоги, то из того же дохода можно заплатить работнику на 73,4% больше.

Не в этом ли одна из причин того, что многие платят и получают зарплату в конвертах? Аргумент, что без накопительных отчислений в пенсионный фонд работник может лишиться небольшой прибавки к пенсии через 20-25 лет, вряд ли на кого-нибудь действует. Одни (несырьевое производство) не полностью платят налоги, чтобы выжить, другие – из принципа «зачем платить, если можно не платить».

Сравним с Канадой. Там россиянам принадлежит тракторный завод. На одном из совещаний В. Путин попросил объяснить, почему завод не переводят в Россию. Ему представили аналитическую записку, из которой видно, что, если завод перевести в Россию, он работать не сможет. Завод в Канаде в 2012 г. получил прибыль $16,4 млн. В России он получил бы убыток $21,7 млн. Главная статья налоги: в Канаде уплатили налоги на сумму $47,9 млн., а в России должны были бы уплатить $74 млн., т.е. на $26,1 млн. больше. При этом на заводе в Канаде работают 14 бухгалтеров, в России для такого завода потребуется 65 бухгалтеров.

Аналогичный результат получен при сравнении работы в России и в США модельного предприятия, предложенного Минфином в «Основных направлениях налоговой политики…». В США нагрузка на это модельное предприятие в 5-8 раз меньше, чем у нас. В США нет НДС (у нас – 18%), нет налога на имущество предприятий (у нас – 2,2%), расходы до $2 млн. в год на приобретение оборудования сразу списываются на производство (амортизационная премия – 100%; у нас сначала заплати 20% налог на прибыль, потом – покупай, что хочешь), социальные взносы – 13,3% (у нас – 30%), годовой доход работника до $9000 налогом не облагается. У них прогрессивные шкалы НДФЛ до 39,6% и налога на прибыль от 10 до 35%. Общий принцип: бедным гражданам и предприятиям дают возможность «подняться», а потом разумно «стригут». Половина граждан освобождена от уплаты налогов.

В результате, промышленное производство в России сходит на нет. По сравнению с 1990 годом к 2016 году катастрофически сократились объёмы производства большинства видов промышленной продукции в натуральном выражении, в том числе на 94,8%, то есть до 5,2% упало производство металлорежущих станков, тракторов – до 3%; экскаваторов – 6,3%; бульдозеров – 3,5%; зерноуборочных комбайнов – 9,8%; кузнечнопрессовых машин – 8,9%; грузовых машин – 20%; троллейбусов – 8,1%; мотоциклов – 1,7%; шерстяных тканей – 2,3%; хлопчатобумажных тканей – 20,1%; производство льняных тканей – 5,8%; кожаной обуви – 10,2%; трикотажных изделий – до 13,8% и т.д.

Если тенденция сохранится, до полного прекращения производства останется несколько лет.

За годы реформ прекратили существование более 70 тыс. средних и крупных предприятий. В том числе, около 35 тыс. предприятий – при В. Путине.

Мозги из России уже не утекают, а бегут: «Ежегодно из РФ в развитые страны уезжают 100 тысяч человек, сообщает в январском (2018) "Мониторинге" РАНХиГС. Эта цифра получена на основе статистики принимающих стран, и она почти в 7 раз превышает официальный показатель от Росстата (15,5 тысяч человек в год). Особенно выезд из России квалифицированных специалистов за рубеж ускорился в последние 7 лет на фоне ухудшения отношений с Западом, деградации экономики и "закручивания гаек" внутри страны. Причем, уезжают в основном люди с высшим образованием. По некоторым странам их доля достигает 70%, что "значительно выше" среднего уровня в самой России».

Из страны бегут и капиталы. С 2008 г. по 2016 г. (за 9 лет) отток капитала из России составил $648,4 млрд., или 22,8 трлн. руб. по среднегодовому курсу.

Ситуация в стране критическая. Такой она может оставаться еще несколько лет, а может взорваться в ближайшее время. Правительство со стоящими перед ним задачами не справляется, но менять ничего не может и не хочет.

При существующем в России предпринимательском климате развитие невозможно, независимо от выбранного курса. Имеющиеся в России механизмы и инструменты развития требуют замены или капитального ремонта. Это относится к системе управления, к налоговой, кредитно-финансовой, таможенно-тарифной и судебной системам.

Для исправления ситуации, в первую очередь, необходимо коренным образом реформировать российскую налоговую систему и прежде всего - систему подоходного налогообложения.

Расчеты показывают, что если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала подоходного налога, то ВВП России был бы на 30-50 процентов выше, чем в реальности.

Объяснение – очень простое. Если у большинства населения нет денег, то нет покупательского спроса, и ВВП не растет. А богатые хранят свои средства за рубежом, тратят их там же на недвижимость и предметы роскоши (яхты, футбольные клубы и др.) или развивают там бизнес, что также не способствует российскому производству и росту ВВП.

Именно прогрессивная шкала позволяет перераспределять доходы наиболее оптимальным образом и за счет собранных налогов обеспечивать достойные зарплаты бюджетникам: учителям, врачам, работникам культуры, военным и др.

Плоская шкала хороша там, где нет избыточного неравенства. При малых и средних доходах физических лиц налоговая нагрузка на фонд оплаты труда в России существенно выше, чем в развитых странах. Например, необлагаемый налогом доход одиночки в Германии составлял в 2016 году в переводе на рубли 46 тыс. руб./мес., в США – 45 тыс. руб./мес., во Франции – 32 тыс. руб./мес., в Китае – 38 тыс. руб./мес. По данным ВЦИОМ в 2016 г. медианная зарплата на руки в России составляла 26,5 тыс. руб., т.е. половина населения получала зарплату больше этой суммы, а половина – меньше. Если бы при сегодняшних зарплатах в России была французская или китайская шкала, то от налога были бы освобождены 60% населения; а если бы немецкая или США – 70-80%.

Предлагаемая шкала почти не затронет средний класс. При этом половина населения будет освобождена от уплаты налога. Увеличение налоговой нагрузки почувствуют менее 2-3% населения, а доходы бюджета вырастут на 2,0-2,5 трлн. руб.

Одновременно мы реформируем НДС.

НДС – самый проблемный налог в России. Вместе с тем, НДС – один из основных источников доходов бюджета. В 2015 году был собран НДС в сумме 4,1 трлн. руб., или 32% доходов Федерального бюджета. Именно весомость НДС для бюджета требует особого внимания к способам и порядку реформирования этого налога. Основная ставка НДС – 18%. Некоторые виды продукции облагаются по ставке 10%, а некоторые – 0%. Экспорт НДС не облагается. Парадокс, но налоговой базой налога на добавленную стоимость является не добавленная стоимость, а стоимость реализованной продукции. Еще один парадокс – НДС взимают с авансов, т.е. когда добавленная стоимость еще не создана. Существующие методика расчета НДС и система его администрирования открывают недобросовестным налогоплательщикам большие возможности для уклонения от уплаты налога и создают дополнительные проблемы для тех, кто хочет "заплатить налоги и спать спокойно".

Собираемость НДС не превышает 30%. Анализ показал, что при номинале 18% реальная эффективная ставка НДС в 2015 году не превышала 3,6%. Расчет простой: сумму собранного НДС, указанную ФНС в Форме 1-НОМ, делим на добавленную стоимость облагаемой НДС продукции, указанную Росстатом, и получаем собираемость НДС равную 22%. Кто-то скажет, что так считать нельзя. Но такая же цифра 22,1% получена при изучении реальных отчетных данных на примере одной из областных налоговых инспекций. Повышение собираемости в сегодняшних условиях ведет к массовому банкротству предприятий. О росте банкротств свидетельствуют исследования НИУ ВШЭ и ЦМАКП.

Интересен опыт США.

В США нет НДС, а есть налог с продаж (НСП). Но в 2007 году по заданию Управления налоговой политики Министерства Финансов США была выполнена научно-исследовательская работа "Стратегия США в сфере налогообложения бизнеса в 21 веке."

Авторы исследования на основе мирового опыта, вместо применяемого в других странах НДС и налога на прибыль предлагают ввести налог на деловую активность – БАТ (Business activities Tax– BAT) с расширенной базой обложения и представляющий собой тип налога на потребление. В докладе сказано: «БАТ – это налог на товары и услуги, проданные потребителям. Налоговая база БАТ равна валовой выручке предприятия от продажи всех товаров и услуг, минус расходы на закупки товаров и услуг (включая и закупки основных средств) от других бизнесов. Для экономики в целом, налоговая база БАТ – это продажи реальных товаров и услуг потребителям, поскольку продажи, реализуемые между бизнесами (B-to-B) вычитаются из налоговой базы этого налога. В целом, БАТ подобен НДС, применяемому многими странами мира. Однако НДС в этих странах основан на методе «зачета по фактурам. В отличие от этого, исчисление БАТ основано на методе «вычета» (исключения). БАТ будет взиматься по ставке примерно 5-6% и будет давать поступления, равные тем, которые приносят сейчас все действующие в США бизнес-налоги». Конец цитаты.

Наши рекомендации по совершенствованию НДС по существу совпадают с предложениями ученых США. Мы предлагаем:

- установить единую ставку НДС, равную 8%;

- сократить число льгот по НДС;

- НДС к уплате считать «прямым» способом как произведение добавленной стоимости на ставку налога (сегодня налоговая база НДС – стоимость реализованной продукции);

- добавленной стоимостью считать разность стоимости реализованной продукции и стоимости товаров и услуг сторонних организаций, включая стоимость основных средств;

- по опыту Китая отменить или существенно снизить ставку возмещения НДС при экспорте сырья;

- 50% НДС оставлять регионам, что компенсирует им потери при введении предлагаемого нами необлагаемого подоходным налогом минимума в 20 тыс. руб./мес. (см. выше).

Эти меры улучшат предпринимательский климат (предприятию будет безразлично, является ли плательщиком НДС его поставщик и насколько честно он платит НДС в бюджет), существенно сократят число дотационных регионов, повысят собираемость НДС с 30% до 90% и дадут бюджету дополнительно 2,0-2,5 трлн. руб. 

Мы предлагаем снизить ставку социальных взносов с 30% до 20%, ликвидировать регрессию и тем самым повысить доходы бюджета на 300 млрд. руб.

Сегодня номинальная ставка социальных взносов 30% от фонда оплаты труда. Это бремя особенно тяжело для предприятий с низкими и средними зарплатами и с высокой долей добавленной стоимости в цене продукции.

 

19
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии