Советское - значит отличное? Часть 1.
27.01.2018 Экономика

Советское - значит отличное? Часть 1.

Новосибирский историк Сергей Ларионов предпринял попытку ревизии распространенных представлений о том, что советская социально-экономическая модель была эффективнее западной и тем более – сложившейся в постсоветской России.

Примечательно,  что критика базируется, в значительной мере, на изложении  разработанной Академией наук СССР совместно с Госкомитетом по науке и технике “Комплексной программе научно-технического прогресса СССР на 1986-2005 годы”, выпущенной в 1983 году. Без идеологических шор, однако, анализировали люди положение дел и перспективы…


О проблемах экономического развития позднего СССР

Начиная с 1930-х годов Советский Союз, взявший курс на форсированную индустриализацию, показывал быстрые темпы экономического роста, сокращая отставание с развитыми государствами. В 1928-1970 годы динамично росло общественное производство и уровень благосостояния, страна создала систему массового образования и здравоохранения. По ряду важных показателей экономического прогресса СССР опередил богатейшую страну западного мира – США.

Но начиная с 1970 года траектория развития страны резко изменилась. Темпы роста упали, а затем сократились до нуля. Вместо того чтобы догнать страны Запада, народное хозяйство Советского Союза оказалось в глубоком кризисе.

С чем же связан упадок ранее эффективной модели?

В  общих чертах  советская экономика базировалась на массовом вовлечении легкодоступных трудовых и природных ресурсов в промышленное производство. Эта модель работала, пока ресурсы имелись в изобилии, и масштабное расширение производственных мощностей не сталкивалось с особыми препятствиями. Основная проблема, видимо, в том, что в 1970-е годы советская экономика столкнулась с ресурсными ограничениями. Она оказалась неспособна использовать имевшиеся мощности более эффективно, одновременно исчерпав возможности экстенсивного расширения.

Разобраться в этом вопросе поможет - наряду с прочими источниками - разработанная Академией наук СССР совместно с Государственным комитетом по науке и технике “Комплексная программа научно-технического прогресса СССР на 1986-2005 годы”, выпущенная в 1983 году. В “Программе” весьма подробно рассматриваются трудности хозяйственного и социального развития страны.

В качестве материала я использовал три проблемных раздела: раздел 3.1, описывающий общие трудности народного хозяйства; раздел 3.2, посвященный проблемам, социально-культурного развития и раздел 3.3, повествующий о состоянии трудовых ресурсов. В силу объема – каждый раздел насчитывает порядка полутысячи страниц – невозможно передать содержание этих документов в полной мере. Здесь я представлю лишь краткую выжимку, ключевые аспекты хозяйственного развития и возникшие из-за них трудности. 

Состояние производственных фондов

Одной из основных проблем советской экономики в 1970-80 годы было устаревание и сильный износ производственного оборудования. Одной из причин было чрезмерно интенсивное использование промышленных мощностей. Так, в черной металлургии избыточная эксплуатация оборудования позволяла увеличить выплавку стали на 20%, а чугуна на 10%. Но она вызывала такие негативные явления, как повышенный износ оборудования, нарушение  ритмичности его функционирования, увеличение расходов на ремонт, и, в конечном счете, замедление темпов роста отрасли в целом.

Жесткие плановые задания требовали постоянного увеличения объемов выпуска, что затрудняло реконструкцию устаревших мощностей. В черной металлургии физический износ оборудования вырос за пятилетку с 29 до 36%, возраст 65% мартеновских печей и больше половины доменных превысил нормативный срок эксплуатации.

Авторы “Программы” акцентируют внимание на металлургии, потому что эта отрасль была основным поставщиком конструкционных материалов и сырья, необходимого для производства оборудования. Но проблема устаревания производственных мощностей была общей для всей советской экономики. Динамика обновления производственного капитала определяется коэффициентом выбытия, который в 1970-е стабильно падал. В целом по хозяйству он снизился с 2,3% 1970 г. до 2,0% в 1975 г. и 1,9% в 1980 г., промышленно-производственных основных фондов – с 1,9% до 1,6% и 1,4%; а в обрабатывающих отраслях промышленности, где ускорение выбытия и замены основных фондов особенно необходимо, с 1,5% до 1,3% и 1,1%.

В 1980-е годы благодаря политике ускорения обновление мощностей несколько возросло, но все равно продолжало отставать от развитых стран. В СССР норма выбытия составила 2-3% для всего промышленного капитала страны против 4-5% в США, а для машин и оборудования 3-4% против 5-6% у Соединенных Штатов. Советская экономика ориентировалась на создание новых производственных площадок, не придавая должного внимания обновлению существующих мощностей. Результатом стало стабильное устаревание промышленного оборудования.

Эти факторы привели к усилению технологического отставания Советского Союза от развитых стран Запада. Особенно ярко это проявлялось в прогрессивных отраслях, где требовалось быстрое обновление капитала. Авторы “Программы” отмечали, что в химической промышленности технологический разрыв нашей страны и США доходил до двадцати лет, а скорость внедрения передовых технологий в СССР в 2-6 раз отставала от американской. Советская электроэнергетика примерно на 20 лет отставала от американской по средней мощности и распространению энергоблоков высокой мощности. Отставание развития связи оценивалось специалистами в тридцать лет.

В некоторых отраслях не помогали и массированные капиталовложения, что показывает их низкую эффективность. Так, разрыв с США по урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животноводства не сокращался, несмотря на то, что Советский Союз опережал американцев по темпам роста механизации и химизации агрокомплекса.  Объяснялось это, в частности, несоответствием предлагаемого ассортимента техники потребностям сельского хозяйства, ее отсутствием или крайним дефицитом в ряде сфер сельского хозяйства.

Ориентация советской экономики на возведение новых производственных объектов вместо модернизации существующих требовала развития строительной отрасли. Но она не справлялась с поставленными задачами. Средняя продолжительность возведения промышленных объектов не сокращалась и в 2,5 раза превышала нормативную. В машиностроении оборудование на строящихся предприятиях устаревало быстрее, чем вводилось в эксплуатацию. Общий объем незавершенного строительства за десятую пятилетку (1976-1980 годы) вырос на 28 млрд. руб. и достиг 86% от общей стоимости возведения новых объектов.

Одновременно наблюдались проблемы в производстве строительных материалов и оборудования. Авторы “Программы” отмечают устаревание оборудования строителей и дефицит металла, который вызвал резкий спад динамики строительных работ. В 10 пятилетку прирост строительных работ составил всего 4,3% против 32,8% в предшествующую. Замедлялся прирост инвестиций в основной капитал, экономика резко снизила темпы роста производства материалов, необходимых для промышленных капиталовложений. Так, прирост выпуска проката в 10 пятилетку упал до 0,85% по сравнению с 4,1% в предыдущей, динамика производства цемента снизилась с 5% до 0,5%, вывоз деловой древесины упал в абсолютном выражении с 313 млн. куб. метров в 1975 году до 276 в 1980. Даже динамичная химическая промышленность сбавила темпы, прирост выпуска пластмасс упал с 11,2% в девятую пятилетку до 5,1% в десятую.

Ситуация обострялась низким качеством отечественного оборудования, невысоким сроком его службы при постоянном удорожании производства. Авторы “Программы” утверждали, что качество отечественных машин и металлургической продукции не соответствует потребностям экономики. Специалисты отмечали “неоправданно короткие фактические сроки службы” техники. Примером служит аграрный сектор. В нашей стране нормой стало списание сельскохозяйственной техники после 7-8 лет службы, тогда как в развитых странах она могла работать 15-20 лет. Как отмечали ученые, на ремонт сельскохозяйственной техники ежегодно тратилось более 80% ее балансовой стоимости, большая часть тракторов служила на 2-3 года меньше нормативного срока.

В “Программе” отмечался существенный рост стоимости техники в пересчете на единицу производительности. Он происходил в 32 из 37 групп машин, составив в большинстве случаев 15-20%. У ряда видов сельскохозяйственного оборудования единица продуктивности подорожала даже на 109%.

Так как отечественная промышленность производила все более дорогую технику невысокого качества, СССР был вынужден обратиться к импорту. Вопреки расхожему представлению, советская экономика сильно зависела от внешнеэкономических связей. За 1970-е годы общие поставки оборудования народному хозяйству увеличились с 23,9 млрд. руб. до 50,2, а закупки импортных машин возросли с 3,7 млрд. руб. до 15,1. Таким образом, доля импортных механизмов в инвестициях Советского Союза выросла за десятилетие с 15,5% до 30%. Быстрый рост химической индустрии и добычи нефти практически полностью обеспечивался импортом средств производства. Так, в химической промышленности ввоз импортного оборудования за десятилетие вырос в 6,4 раза, его поставки давали 79% от общего объема капиталовложений. В нефтедобыче порядка 72% оборудования завозилось из-за границы. Расширение инвестиций на основе импорта создавало дополнительную нагрузку на экономику, так как зарубежное оборудование требовало в 2-4 раза больших затрат на тот же объем производственных мощностей.

Авторы “Программы” отмечали серьезные просчеты плановых органов в использовании импортной техники. Закупочные органы не могли добиться высокого уровня стандартизации, обеспечить запасы запчастей. Часто импортная техника не была адаптирована к местным условиям, большие ее объемы простаивали на складах. К 1980 году запасы неустановленного зарубежного оборудования в СССР составили 6 млрд. руб. Порядка 70% импорта машин приходилось на социалистические страны. Качество их продукции часто было недостаточным, в 1982 году Министерство внешней торговли забраковало оборудование на сумму более 1 млрд. руб.24

В любом случае, качество импортной техники превышало советское и позволяло компенсировать провалы отечественного машиностроения. Яркий пример – импортные экскаваторы. К концу 1970-х их было около 10-15% от общего парка, но импортные машины выполняли 60-70% всех работ. Это было вызвано катастрофическим падением качества отечественных экскаваторов, гидравлические системы которых не отвечали техническим стандартам.

Поскольку порядка 45-50% советских экспортных поступлений формировалось за счет поставок топлива, темпы обновления производительных сил страны оказались в зависимости от конъюнктуры международного топливного рынка. Если на момент написания “Программы” топливные цены держались на высоком уровне, то вскоре они резко упали. Это еще сильнее обострило проблему обновления производственных фондов. В итоге, в 1980-е годы рост стоимости производственных мощностей практически остановился, а доля инвестиций в стоимости основного капитала советской индустрии упало до исторического минимума в 6%, что было вдвое ниже уровня 1970 года.

Составители “Программы”  пессимистично оценивали перспективы советской экономики и при сохранении выгодной конъюнктуры экспортных цен. Сохранение существовавших тенденций означало дальнейшее одряхление производительных сил. А это неизбежно приводило к остановке экономического роста.  Чтобы переломить тенденцию, плановые органы должны были кардинально повысить эффективность капиталовложений и перейти от наращивания новых мощностей к рациональному обновлению имеющихся.

Продолжение .

35
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии