«Добряна Король Артур»
08.01.2018 Общество

«Добряна Король Артур»

Фото
mygazeta.com

Заголовок – это название сыра, который я купил вчера в «Перекрёстке», сослепу приняв за Маасдам.  Очень показательный продукт для человека, решившего ввязаться в спор, когда мы питались лучше – в брежневском Советском Союзе или в путинской России.


«Добряна Король Артур» (мой кусок сделан в ООО «Курск-Молоко», город Рыльск Курской области,  но сыр такой марки, полутвердый, со вкусом топлёного молока, уточняют производители, выпускает также московское ОАО "Останкинский молочный комбинат") – это не только пример комичной безвкусицы горе-маркетологов, но своего рода символ продуктового эрзац-изобилия наших дней. Когда, буквально по Конфуцию, всё не то, чем кажется.

В упомянутом споре, особо оживившимся в соцсетях в новогодние каникулы, одна сторона доказывает, что в СССР «новая историческая общность» питалась исключительно колбасой, состоящей наполовину из бумаги, гнилой картошкой, моркошкой, тухлой капустой и тому подобным, а чтобы купить нечто приличное, надо было иметь блат или номенклатурный статус, а другая – что «кто крутился, тот имел, а кто не крутился, тот и сегодня прозябает».  По-моему, во многом правы и те, и другие: Советский Союз уж точно не был страной продовольственного и бытового разнообразия, а тем более – изобилия, но и утверждать, что все жили впроголодь, - тоже явное преувеличение.  Вопрос, на самом деле, в том, насколько далеко и в какую сторону мы ушли по части потребления за четверть века после крушения советской власти.

И тут, прежде чем перейти к занимательной статистике, я должен отметить крайнюю, доходящую до остервенения, экспрессивность хулителей всего советского (притом, что просмотр аватарок показывает, что чуть не половина их в ту пору пребывала в младенческом или короткоштанном возрасте). С чего бы такой накал, опасаются возврата? Маловероятно. По-моему, просто чуют, что что-то не так с продвижением к обещанному обществу равных возможностей и глушат криками собственную растерянность перед настоящим и неуверенность в будущем.  Ну что – имеют основания для таких ощущений.

Но вернемся к столу. Простой вопрос: откуда вдруг взялись на нём – сначала технический спирт «Рояль», пойла под видом ликера «Амаретто», утюжки с якобы голландской ветчиной и прочие суррогаты 90-х, а затем все эти пармезаны и хамоны, бордосские и кьянти путинской эпохи? Ну, по названиям видно, из-за бугра.  Да. Вот простенькая табличка  (каюсь, не нашел более свежих данных):

 

А вот расшифровка:

 

Понятно, что послекрымская статистика существенно иная, - санкции Запада и наши «контрсанкции» заметно сократили долю импорта продуктов питания, а последовательные 10 лет вливаний из госбюджета в аграрные комплексы РФ позволили свести почти под ноль необходимость ввоза из-за рубежа свинины, мяса птицы (точнее – курятины) и яиц, что есть – то есть.  (То же можно сказать о зерновых и производстве сахара, но это отдельный разговор.) А что с молоком и молочными продуктами (в том числе сырами), которые занимали и занимают весьма значимое место  в рационе питания россиян, обеспечивая около 15-17% биологической потребности в животном белке?

По данным Росстата, производство молока у нас с 2013 года не выходило за пределы 30,8 миллиона тонн, а в 2016 году даже немного сократилось – на 0,3%. При этом импорт молока с 2013 года стабильно сокращался – в среднем на 10-12% в год.  А производство молочной продукции росло и растёт! В 2016 году по сравнению с досанкционным 2013 годом производство сливочного масла выросло на 12%, спредов – на 20%, сыров – на 36%, а сырных продуктов – на 57%. Как такое возможно? Ответ – пальмовое масло.

По данным ФТС России, в 2016 году мы ввезли пальмового масла в физическом выражении в 3,6 раза больше, чем свежего молока и сливок, в 8,44 раза больше, чем сливочного масла и в 4 раза больше, чем сыров и творога. При этом только 1% пальмового масла используется в технических нуждах, остальное идет в пищепром.

Не возьмусь утверждать, что в купленном мной куске «Добряны» есть пальмовое масло (не пробовал, да и попробую – вряд ли пойму, тут нужна экспертиза), но сопоставление приведенной цифири наводит на размышления.

Думаю, читателю понятно, к чему я клоню: представим на минутку, что из продажи исчезли все суррогаты, подделки, импортные продукты – что останется?  Правильно, примерно то, что было на прилавках брежневского (подчеркиваю – не горбачёвского, периода распада) СССР, когда о массовом импорте приходилось только мечтать. К слову об импорте той поры: не задумывались, откуда у наших граждан старших поколений такое твердое убеждение, что импортное – значит классное? Да вот оттуда: эти дубоголовые чиновники Минвнешторга, отвечавшие за импорт, тщательнейшим образом отбирали поставщиков, зная, что там, за бугром, тоже разные производители бывают.  И посредники, всегда готовые сбагрить по дешёвке лежалый продукт. Так что не стоит задаваться вопросом, чего это «предки» с придыханием вспоминают вкус, скажем, финской салями, а я ем и ничего такого не чувствую: это ты не зажрался сынок, а просто не пробовал настоящего.

Конечно, на эти рассуждения есть очевидное возражение: что ж мы  так жили-то, от всех отгородившись, надо было открыть границы, разрешить частную торговлю, вот и было бы импортное изобилие и качество.  Что ответить? Наверное, было бы – изобилие насчёт пожрать, но тришкин кафтан узок, один на одно место тянет, другой – на другое, а всё равно что-то голым остаётся.  Тогда нефтедоллары тратились на оборону, на промышленность группы А, на бесплатное образование и здравоохранение, сегодня мы вынуждены платить за каждый чих, но зато ввозим шмотки и едим от пуза (20 миллионов, правда, за чертой бедности, но едим, да).  И слушаем, что в СССР всё было плохо, и не хотим думать, почему. 

Вам никогда не приходил в голову вопрос, почему Россия всегда – при самых разных царях и при разных генсеках – отставала от «гнилого Запада» на 50 и более лет в технологическом и экономическом развитии, а паритета достигала только историческими моментами и ценой многих жертв – перед второй мировой войной и да, при Брежневе? Так что нет смысла спорить, когда жилось лучше, ответ один:  кому как; и тогда, и сегодня.

… «Вишенка на торте» в заключение: по оценкам организации ООН в области сельского хозяйства и продовольствия (ФАО), СССР в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания.  В какой десятке Россия сегодня – обнаружить не удалось.

Юрий Алаев.

50
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии