Андрей Ухтомский: епископ-раскольник и его "дети"
07.06.2011 Общество

Андрей Ухтомский: епископ-раскольник и его "дети"

Продолжая разговор о выдающихся духовных деятелях, так или иначе связанных с Казанским краем, нельзя пройти мимо такой фигуры, как епископ Андрей Ухтомский. Реформатор, миссионер, писатель, переводчик, аскет, один из создателей Русской катакомбной православной церкви, он оставил глубокий след не только в церковной истории, но и в деяниях своих духовных детей, среди которых были известные деятели Казанского края и Вятской губернии.

Андрей Ухтомский (в миру - Александр) родился на древней ярославской земле, столь щедрой старинными храмами, монастырями и талантливыми иконописцами, поэтому неудивительно, что потомок Рюрика, отпрыск рода князей Ухтомских выбрал своей стезей духовное служение.

Отец Андрей прибыл в Казань по распределению после окончания Московской духовной академии в качестве преподавателя духовного училища в 1895 году, в этом же году приняв постриг. Предопределила выбор Ухтомского встреча с Иоанном Кронштадским. По воспоминаниям отца Андрея, однажды, когда мать везла их с братом из Нижнего Новгорода на каникулы домой в Ярославль, на верхней палубе парохода он каким-то образом завел разговор со священником, которым оказался будущий святой. Отец Иоанн, часто бывавший в Казани, не посчитал утомительными долгие беседы с двумя подростками, тем самым определив судьбу Александра, который после этой поездки по Волге твердо решил стать священнослужителем. Встречался он с отцом Иоанном и позже, в Москве.

Не считая двух лет служения в Осетии, дальнейшая его жизнь была связала с Казанским краем, куда он вернулся в 1899 году наблюдателем миссионерских курсов в сане архимандрита. В 1907 году он становится епископом Мамадышским, а в 1913-м - епископом Уфимским и Мензелинским.

В Уфе Ухтомский развернул активную просветительскую деятельность. В своих речах и проповедях епископ ратовал за объединение верующих вокруг приходов, приводя в пример старообрядческие общины. По его мнению, только так церковь могла противостоять разложению. Также ему принадлежит идея выборности церковных иерархов, так как духовная власть слишком велика, чтобы лишать верующих права самим выбирать себе достойного пастыря.

В 1916 году в Уфе создается Восточно-русское культурно-просветительское общество, председателем которого был избран Ухтомский, и начинает выпускаться журнал "Заволжский летописец", который не менял своего направления ни при Керенском, ни при большевиках, ни при Колчаке. Примечательно, что Ухтомский был одним из немногих церковников, кто в печати выступал против Григория Распутина, предупреждая царя, что его покровительство закончится бедой.

По воспоминаниям современников, отец Андрей, несмотря на свою строгость и аскетизм, был всегда прост и доступен в общении и быстро завоевал всеобщую любовь и уважение уфимцев.

Но не только публичные проповеди и духовные произведения находили отклик в сердцах верующих. Были у отца Андрея и "духовные дети". На феномен наставничества биографы выдающихся редко обращают внимание, хотя духовные отцы часто вкладывали те сокровища в умы и души меценатов или творцов, которые потом прорастали храмами и музеями, галереями и библиотеками и тем, что нельзя выразить материально. Поэтому и тот факт, что епископ Ухтомский был духовным отцом елабужского купца Ивана Григорьевича Стахеева, малоизвестен.

Вера - дело сокровенное, не напоказ, поэтому и об отношениях Ухтомского и Стахеева мы узнаем из пары строк в дневнике митрополита Нестора, в миру Николая Анисимова, другого "духовного ребенка" епископа, уроженца Вятки. Он, кого впоследствии стали называть "Апостол Камчатки", пишет, что отец Андрей благословил его на миссионерскую деятельность, уезжая в Елабугу на похороны своего духовного сына Ивана Григорьевича Стахеева. Это было 5 марта 1907 года.

Иван Григорьевич был известен своей широкой душой и щедростью. Вот один эпизод, который потом удивлял даже большевиков. В 1901 году осенью И.Г.Стахеев закупил, как всегда, очень много хлеба, который традиционно отправил на баржах в Рыбинск. Хлеб был закуплен по 40 копеек за пуд. На следующий год засуха привела к неурожаю и страшному голоду по всему Прикамью и Поволжью: вот бы где нажиться! Но он дает команду загрузить и вернуть баржи на Каму. Их расставляют в Чистополе и Соколках, Елабуге и Набережных Челнах и выше и продают хлеб за пуд по 50 копеек (по два пуда на руки), хотя он к этому времени уже стоит хозяину более рубля. Тысячи и тысячи человеческих жизней были спасены Иваном Григорьевичем, причем безо всякой шумихи, рекламы и наград. Делалось обычное, в стахеевском понятии, дело. А то, что себе в убыток, так это не беда.

А перечень благодеяний продолжается: 14 ноября 1874 года Торговый дом "Григория Стахеева сыновья" выделил на строительство в Елабуге Реального училища 20 тыс. рублей, 10 тыс. рублей было пожертвовано на содержание. На средства Стахеева было построено 3 церкви, один храм обновлен, устроеныа богадельня и нищенский приют с домовым храмом.

В 1917 году Ухтомский уехал из Уфы в Петроград, где был избран членом Святейшего Синода и епископом Петроградским. Однако он призвал отказаться от сотрудничества с Советской властью. Гражданскую войну он пробыл в лагере Колчака и был арестован после разгрома белых. После неоднократно подвергался арестам и ссылкам в Среднюю Азию. Там же, в 1925 году, Ухтомский перешел в старообрядчество (видимо, сказались ярославские традиции, где раскольничество было распространено). После ареста патриарха Тихона он рукоположил в сан целый ряд архиереев, как РПЦ, так и тех, кто перешел в "андреевский раскол". В 1937 году, после очередной ссылки, был расстрелян. В 1989 реабилитирован. Канонизирован как мученик, но периодически поднимается вопрос об его исключении из списка святых - за раскол.

Его путь чем-то сродни пути протопопа Аввакума - фигура неоднозначна, но след в истории ярок. На обороте портрета, который он подарил в 1912 году одному человеку, подвергшемуся скорби, владыка своей рукой написал короткие слова ободрения, они сходят к нам сегодня, исполненные смысла, словно из лучшего мира, где он теперь пребывает: "Я плачу, люблю и молюсь".

Уже посмертно Елабуга эхом еще раз отозвалась в судьбе семьи Ухтомского. Его родной брат, выдающийся советский ученый, академик, отправляет в 1941 году своих коллег из осажденного Ленинграда в Елабугу, но сам уезжать отказывается. Сохранилась телеграмма, отправленная сотрудниками Алексею Ухтомскому 24 июня 1942 года, в которой коллектив поздравляет его с днем рождения и желает долгих лет жизни. Увы, но 31 августа академика уже не стало - оставшись в голодном Ленинграде, он подписал себе смертный приговор.
34
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии