Время и Деньги
19.04.2006 Культура

Григорий ПЕРВИН: Театром нельзя руководить

Директор Качаловскго театра Григорий Первин отмечает юбилей.

Мы выходим из его кабинета и попадаем в пустое фойе, которое все лето не слышало зрительских голосов. Дверь в зрительный зал открыта и видно, как на сцене возится с конструкциями декораций к новому спектаклю главный художник Качаловского Александр Патраков. Новый спектакль - это “Визит дамы” по пьесе Дюрренматта, премьера которого состоится в сентябре. Через дверь из-за кулис проникает запах краски, пыли и чего-то еще. Это “что-то” - запах театра, без которого театральный люд не может жить.

- Знаете, какое время я люблю в театре больше всего? - спрашивает Григорий Михайлович.

- Какое?

- Когда окончилась репетиция, актеры разошлись, и начинается подготовка к вечернему спектаклю. Театр в это время живет в ожидании праздника.

“Он живет в ожидании чуда”, - говорю я мысленно. Ради таких чудес и служат здесь люди, терпя маленькие зарплаты, вечную зависимость.

...Григорий Первин - директор потомственный. Его отец был где-то директором ТЮЗа, затем - Татарской Государственной филармонии. Это при Первине-старшем Казань стала такой значимой прокатной площадкой, на которой выступали “звезды” тех лет, начиная от Мирей Матье и заканчивая балетом на льду.

Сына Михаил Первин учил музыке, Григорий Михайлович окончил как пианист музыкальный факультет педагогического института, поработал в школе, концертмейстером в филармонии. Сотрудничал с Ильгамом Шакировым и Альфией Авзаловой, много концертировал и, наконец, решил попробовать себя на административном поприще. Начинал с должности администратора по организации концертов в районах, был директором Государственного ансамбля песни и танца. Со временем стал главным администратором филармонии, но позже был приглашен в Качаловский заместителем директора, а через три года стал директором.

- Григорий Михайлович, вы директорствуете двадцать один год, ваше отношение к театру за это время поменялось?

- Когда я пришел в театр, то начал вспоминать, что же я смотрел в детстве и юности. У меня словно начался обратный отсчет. Я увидел все проблемы театра. По-другому его оценил.

- На ваш взгляд, какова сейчас главная проблема российского театра?

- Первая проблема - отсутствие должного финансирования. Вторая - в драматургии. Нет хороших современных пьес. Если в начале перестройки все бросились на “клубничку”, сейчас это уже не проходит. Театры или возвращаются к классике, или выискивают нечто эдакое, чем можно привлечь публику.

- Слава Богу, в Качаловском “эдаково” нет...

- У нас нет, мы пока избежали. Но сложности и проблемы все равно есть, хочется вложить в спектакль больше средств, а их нет. Денег не хватает. Поэтому театр вынужден идти на компромиссы, отсюда споры, разногласия.

- Трудно быть директором театра? Ведь актеры как дети?

- Актеры не дети, просто они зависимы. Им надо помогать, чем можешь. Облегчать их жизнь. Они же беззащитны.

- Что поменялось в Качаловском за те годы, что вы здесь работаете?

- Все поменялось. Люди совершенно иначе мыслят. В 1988 году, когда я пришел, время было страшное, страна не знала, что ее ждет завтра. Не от хорошей жизни у нас тогда один главный режиссер менялся на другого. На разовые постановки приезжали с удовольствием, а возглавить театр никто не рвался. А приглашенный на постановку режиссер ни за что не отвечает. Он приехал, поставил. Получил свои деньги, и только его и видели. А спектакли разваливаются, над ними надо постоянно работать. Главный режиссер в театре должен быть, это аксиома.

- У вас в Качаловском есть любимый спектакль?

- Я очень люблю “Скрипача на крыше”, каждый раз, когда смотрю, наслаждаюсь и музыкой, и текстом, и игрой актеров. “Трехгрошовую оперу” люблю. Первый спектакль, который ставился в мою бытность еще администратором в Качаловском, - “Иван и мадонна”, он до сих пор у меня в памяти.

- А как зритель вы ходите в какие-то другие театры?

- Хожу с удовольствием в оперный, иногда бываю в Камаловском.

- Актеры часто приходят к вам со своими проблемами?

- Приходят. Вопросы, в основном, бытовые. Помогаю, чем могу. Но помощь эта, увы, разовая.

- А какова судьба грантов, которые обещали выделить театрам?

- Пока все тихо. И потом, я полагаю, что директор театра должен сам определять, куда тратить деньги - это улучшение материально-технической базы, новые постановки, прибавки к зарплате, еще что-то. Но нам было сказано, что грант будет дан на что-то конкретное, и его ни в коем случае нельзя тратить на зарплату. В Москве иная практика. Там львиная доля грантов идет на зарплату, а как же иначе? На те гроши - средняя зарплата в театре три тысячи - невозможно жить. Сейчас нашим актерам предлагают вступить в ипотеку, но какая ипотека с таким жалованьем? И вот молодежь от нас уходит. А удерживать их нам нечем. Иногда люди плачут, не хотят уходить, но и работать у нас не могут. У нас на восемьдесят процентов готова малая сцена на месте бывшего магазина “Алтынчеч”, надо всего 23 миллиона, чтобы ее закончить. Но этих денег тоже нет. Грустно все это.

- Григорий Михайлович, как вы полагаете, каково основное правило для директора театра?

- Есть такое правило - не руководить. Просто жить рядом с этими людьми. Театр - иная сфера, это не завод. Тут все видят друг друга насквозь.

“ВиД” сердечно поздравляет Григория Первина с юбилеем и желает ему служить театру еще многие годы.
49
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии